"Лучше зажечь маленькую свечу, чем проклинать темноту."


Конфуций

Продай имение твое и раздай нищим


Книгу планируется издать в январе 2018

Иисус сказал ему: если хочешь быть совершенным, пойди, продай имение твое и раздай нищим; и будешь иметь сокровище на небесах; и приходи и следуй за Мною.
Услышав слово сие, юноша отошел с печалью, потому что у него было большое имение.
Иисус же сказал ученикам Своим: истинно говорю вам, что трудно богатому войти в Царство Небесное;
и еще говорю вам: удобнее верблюду пройти сквозь игольные уши, нежели богатому войти в Царство Божие.
(Евангелие от Матфея, 19: 21-24)

Три повести в которых через сюжеты художественных произведений представлены различные взгляды на феномен человеческого существования, на извечное - продавать "имение" или приберечь для себя?

В первой повести главные герои - пациенты психбольницы времен застоя, когда людей, жалующихся на Советскую власть, признавали психически нездоровыми и направляли на принудительное лечение.

Во второй - бывший партийный функционер, Яша Беленький, сколотивший состояние на скупке краденных металлов, возвращается в родной город, чтобы принять участие в церемонии освящения храма и прочесть на памятной доске слова благодарности в свой адрес. А как же иначе – ведь он главный спонсор!

В третьей - убийство, наркотики, следственный изолятор… Детектив? Несомненно. Но острота событий мира внешнего тесно переплетена с остротой внутренних перемен, и что первично, что вторично в этих переплетениях предстоит определять самому читателю.

Начало повести "ХАОС И МУЗЫКА"

Музыкант играл на скрипке - я в глаза его глядел
Я не чтоб любопытствовал - я по небу летел.
Булат Окуджава "Музыкант"

Стена его построена из ясписа,
а город был чистое золото,
подобен чистому стеклу
Откровение Иоанна Богослова гл.21.18

... "Есть такая партия!" - напугал собравшихся лидер...
... два зеленых человечка вышли из тарелки и направились в мою сторону...
... а голова мужчины лежала на пластмассовом подносе посередине стола...
... жемчужные волосы Элизабет рассыпались по бедрам партнерши...

Выхватывая из текстов статей отдельные фрагменты, Сергей бегло пробежал глазами все полосы газеты. Для переданных им лично главному редактору еженедельника материалов (небольшая статья и три фото) по проблемам детского музыкального образования снова не нашлось места.
Он скомкал газету, бросил ее на пол, поднялся с кресла и, накинув на плечи пиджак, не переобувшись, в мягких домашних тапочках, вышел на улицу.
Моросил мелкий дождик. Сергей, секунду замешкавшись, ступил назад в подъезд, снял тапочки, протиснул их в щель между ребрами отопительного радиатора и босиком зашлепал по мокрому асфальту в сторону набережной.
- Для смакования подробностей о дурацких выходках амбициозных крикунов, вельможной лжи, бредовых рассказов о зеленых человечках у них места достаточно, а для серьезного разговора о реальных судьбах маленьких музыкантов они его не находят, - распалял он себя и, ускоряя шаг, громко вслух размышлял:
- Неужели политические дрязги, похождения воров и проституток интересуют читателей больше, чем вопросы воспитания собственных детей, вопросы гармонии и красоты музыки, которая непременно (а как же иначе!) пробуждает гармонию и красоту в душах? Господи, какими дикими стали мы, сбросив шоры идеологической цензуры!
- А может, поторопились освободиться от шор? - мелькнуло где-то в дальнем уголке сознания. - Лошади без шор тоже шарахаются на дорогах в разные стороны.
Но тут же устыдился:
- Нет. Мы, в конце концов, люди, а не скот.
- Но если не скот, - возразил он себе минутой позже, - почему тогда премьера симфонической поэмы "Молога" прошла в полупустом зале? Почему не заинтересовала ни теле- ни радиожурналистов? Куда, наконец, подевались музыкальные критики? Неужели сердца людей настолько зачерствели, что музыка стала для них недоступной?
Обычно спокойного, даже несколько флегматичного Сергея довольно трудно было вывести из состояния душевного равновесия. Газета с ее преимущественной ориентацией на личностей страдающих прогрессирующей дегенеративностью, явилась последней каплей в потоке обманов, неудач, непонимания, который настиг его и теперь, сорвав с места, закружил в своих струях сообразно утвердившимся на всем пространстве России законам Хаоса. Фактический провал "Мологи"; нищенская зарплата в филармонии; бегство в Эстонию жены, испугавшейся не столько бытовых трудностей, сколько всеобщего одичания нравов; невозможность более содержать в музыкальной школе бесплатные учебные группы - все это слагаемые потока Хаоса, который отныне приобретал власть и над ним, Карякиным Сергеем Андреевичем, профессиональным музыкантом, композитором, лауреатом двух республиканских конкурсов виолончелистов.
В скверике у реки было безлюдно: боязливые горожане давно уже отказались от неспешных вечерних прогулок по набережной Волги. Темнело. В сгущавшейся черноте терялись длинные туловища фонарей: лампы в светильниках были разбиты еще в начале девеностых, а соединяющие их провода обрезаны в разгар "медной лихорадки". Сергей спустился по обрывистому берегу вниз и присел на влажный, обкатанный волнами камень.
Дождик перестал, но ни звезд, ни Луны по-прежнему не было видно. На поверхности реки отражались блики отдаленных огней дебаркадеров, расставленных вдоль фарватера бакенов, одиноких, еще не уснувших окон домов и замершего возле деревянного причала речного трамвайчика. Этого света было вполне достаточно, чтобы не чувствовать себя потерянным в темноте, а темноты было достаточно, чтобы не видеть разбросанные вдоль берега обрывки бумаг, бутылки, ржавые остовы матрасов, детских колясок... Волга тихо плескалась возле его ног, напоминая самим своим существованием о том, что есть в этой жизни нечто вечное, неизменное, спокойное и чистое. Сергей не видел плавающих на ее поверхности пятен мазута, поэтому верил реке и понемногу успокаивался.
Ах, до чего же доверчивы эти виолончелисты! Для того, кто оказался в потоке Хаоса нет права на передышку - тихие омуты лишь этапы на пути к стремнине.
Резкие хлопки выстрелов заставили Сергея вскочить с камня и поспешно вскарабкаться наверх. Тотчас он увидел мелькавшее между стволов деревьев обнаженное женское тело. Женщина бежала прямо на него. Болезненно-белый цвет груди; широко открытые глаза, в которых читался неподдельный ужас; прерывистое, со всхлипами дыхание...Сергей непроизвольно расставил руки в стороны:
- Стойте! Что случилось?
Незнакомка увернулась от выброшенных из темноты рук и через мгновение исчезла.
- Остановите! Остановите его! - донесся из глубины сквера ее задыхающийся от бега, полный мольбы голос.
Совсем рядом с Сергеем снова послышался выстрел. Сергей прижался к стволу дерева и увидел бежавшего по тротуару мужчину. Преследователь так же, как и убегавшая от него женщина, не отличался богатством гардероба. Времени для раздумий не было. Схватив случайно оказавшийся под ногами обломок доски, Сергей бросил его под ноги бегущего. Мужчина споткнулся и, падая, с налету ударился виском о бетонную кромку тротуара. Затем вскочил на ноги, сделал еще два шага вперед и снова упал. Сергей подхватил вылетевший из рук незнакомца пистолет и тут же направил его на лежащего:
- Стой! Не подходить!
Мужчина лежал без признаков жизни и явно не собирался ни вставать, ни тем более подходить к Сергею.
- Не шевелиться! - скомандовал Сергей.
- Бу-ууу, у-ууу, - послышался над рекой гудок теплохода. И сразу вслед за ним над набережной исчезли все звуки.
Сергей с осторожностью, не опуская наведенного на незнакомца пистолета, обошел распростертое частью на траве, частью на асфальте тело и тронул его носком голой ноги:
- Эй, ты жив?
Гнетущая тишина заполняла все окружающее пространство.
Сергей нагнулся над незнакомцем, повернул к себе его голову и ощутил на ладонях липкость крови. Он резко выпрямился и, стремясь тотчас же избавиться от этого кошмарного ощущения, принялся с силой тереть пальцы сначала о рукоятку и ствол пистолета, затем, засунув оружие себе за пояс, о лацканы пиджака.
Кровь оттиралась плохо. Сергей с ужасом поднес обе ладони к глазам. В темноте они показалась ему черными. Он снова нагнулся к незнакомцу - может, тот еще жив? Прижался ухом к груди - сердце не прослушивается. Сергей выпрямился, отступил пару шагов назад и беспомощно оглянулся по сторонам, совершенно не представляя, что надлежит предпринять в сложившейся ситуации.
Со стороны города к набережной тянулись клубы дыма. Неожиданно позади них из-за деревьев вырвались яркие языки пламени, послышался звон падающих на асфальт оконных стекол, и тут же в одной из боковых аллей сквера замельтешили мигалки мчащейся по направлению к месту пожара милицейской машины.
- Сюда! Сюда! - закричал Сергей в каком-то исступлении, замахал руками и бросился наперерез ослепительному свету фар.
ПОЛНОСТЬЮ КНИГА БУДЕТ ДОСТУПНА В ИНТЕРНЕТ МАГАЗИНАХ ПОСЛЕ ЕЕ ПУБЛИКАЦИИ (май-июнь 2017 года)

ЕСТЕСТВЕННЫЙ ОТБОР

Глава 3 "Путьевые заметки" (отрывок)

13 июня 1998 года. ( Деранька )
Сейчас семь часов утра. Наш Джип стоит в десяти метрах от шоссе, посередине небольшой, залитой водой лужайки. Слева от нас лес. Справа, через дорогу, тоже лес. Лес спереди и сзади на десятки километров вокруг. Впрочем, все по порядку.
Вчера мы выехали из Рыбинска только в час дня, так как с утра у Яши снова были какие-то встречи с рыбинскими бизнесменами. Яша хотел непременно к ужину быть в Мелешках, поэтому, несмотря на плохое состояние дорог, Джеймс вел Джип со средней скоростью около 100 км/час.
От Рыбинска до Череповца добрались примерно за два часа. Далее, километров через сорок, дороги стали значительно хуже. Местами встречались участки, где колдобин было больше, чем ровного асфальта. Джеймс, виртуоз своего дела, всегда интуитивно выбирал в их лабиринте наилучший путь. Мы стремительно удалялись от цивилизации. Встречные машины становились редкостью...
Как и откуда материализовались груженый пустыми бочками ГАЗ-53 и Запорожец, летящие на нас параллельно друг другу, перекрывая собой все пространство шоссе, остается загадкой.
Джеймс резко крутанул баранку влево. ( Если бы он попытался уклониться от столкновения в правую сторону, то Джип не преминул б врезаться в частокол стоящих там вплотную к шоссе деревьев.) Скользнув по низкой насыпи и подминая под себя траву, машина запрыгала по кочкам, стремясь поочередно завалиться то на один, то на другой бок. Джеймс и в этой ситуации оказался на высоте - удержав колеса прямо и тем самым не дав им увеличить величину опрокидывающего момента.
Все произошло настолько стремительно, что никто даже не успел испугаться. Только, когда Джип встал, мы поняли, что чудом остались живы и невредимы. Джеймс с Олегом, открыв дверцы, спрыгнули на землю.
Грузовик и Запорожец стояли метрах в двадцати от поворота, из-за которого выскочил наш Джип. Яшины охранники, хлюпая в туфлях по воде, выбрались на шоссе. Запорожец дал задний ход, чтобы подъехать к ним поближе.
Водитель "Газона", который и был главным виновником происшедшего, так как обгонял Запорожец, не имея запаса видимости дороги перед крутым поворотом, снова вскочил на подножку, юркнул в кабину и - поминай, как звали.
Джеймс с Олегом попытались организовать за ним погоню, но Запорожец больше семидесяти не давал, да и хозяин, глядя, как Джеймс насилует старенький мотор, ни на секунду не ослабляя давления на педаль газа, без конца стонал и умолял ехать тише - а то поршня от нагрева заклинит.
Вернулись они, естественно, ни с чем. Посовещавшись решили, что я и Джеймс останемся в машине, а Яша с Олегом поедут на Запорожце в какую-то глухую деревеньку со странным названием - Деранька, где, по утверждениям водителя Запорожца, можно найти трактор и все необходимые к нему причиндалы, чтобы вытянуть Джип на шоссе.
Подбросив Яшу с Олегом до Дераньки, водитель Запорожца оставил их беседовать с местными специалистами, а сам потихоньку смотался на своем стальном коне в неизвестном направлении.
Специалисты в МТС только что закончили свой трудовой день. Была пятница. Несколько человек получили какую-то премию. В раздевалке, на заваленном окурками столе уже стояли три бутылки водки и стаканы. Из- под стола выглядывала табуретка, поверх которой валялась засаленная рабочая куртка. В ее складках лежали несколько отваренных "в мундире" картофелин и соленые огурцы. Народ приготовился к самому главному в их жизни действию, ради которого они и работают и бьются с женами смертным боем. В такой обстановке Яшина просьба о помощи ничего кроме возмущения не могла вызвать.
- Не, не, мужик. Ты че? Рабочий день кончился... Имеем полное право...
- Я заплачу! - горячился Яша. - Хотите доллары, хотите рубли...
- Не, мы "за так" не работаем... Есть законы. Есть порядок...
Какое "за так", если Яша, по его словам, предлагал любому из них, за два-три часа работы более, чем полугодовой оклад! Но "гегемон" больше всего на свете хотел выпить законные двести грамм. Им всем в тот момент было глубоко плевать на то, что за щедрые Яшины деньги можно и жену приодеть, и детей побаловать гостинцами, и избу покосившуюся подправить...
Яша долго не мог понять их нехитрую философию - пересчитывал доллары на рубли, рубли на доллары, делил, умножал... Олег стоял молча и ждал указаний шефа, готовый один перетряхнуть души всей бригаде механизаторов. Закончилось все компромиссом. Бригадир, молодой татарин, в котором еще пульсировала коммерческая жилка, за сто долларов продал Яше топор с лопатой, вытащенные им тут же из висевшего на стене в мастерской пожарного ящика, и длинную веревку с привязанным на ее конце ведром, вероятно, срезанную с ворота деревенского колодца.
С этими нехитрыми вещами Яша и Олег, спустя два часа, вернулись к месту нашей вынужденной дислокации. Ночь напролет мы мостили из веток и стволов деревьев дорожку от Джипа до шоссе, пытались подкопаться, столкнуть машину с места. Все было напрасно - Джип чуть не по дверцы ушел в торфянистую почву. Без помощи другой машины мы не могли его выдернуть на сухое место.
Ночь прошла. Впереди субботний день. Через три часа начнется церемония освещения Надвратной Радонежской церкви Югского Свято-Троицкого монастыря. Шоссе пустынно. Мы ждем чуда...

----------------
Продолжаю записи уже вечером. Чуда мы дождались в девять часов утра - наше бедственное положение заметил проезжавший по шоссе мотоциклист. Он сам вызвался помочь, развернул мотоцикл в направлении, обратном тому, в котором ехал и спустя полтора часа, пригнал к месту аварии трактор "Беларусь". Вдвоем с трактористом они довольно споро взялись за дело и вытащили нас на дорогу. От предложенного Яшей вознаграждения за труды оба наотрез отказались:
- Да вы что, ребята?! Мы ж не басурманы какие. А если с кем из нас оказия в пути стрясется? У шоферов друг другу всегда было принято помогать. Обижаете...
Яша с удивлением понял, что...
ПОЛНОСТЬЮ КНИГА БУДЕТ ДОСТУПНА В ИНТЕРНЕТ МАГАЗИНАХ ПОСЛЕ ЕЕ ПУБЛИКАЦИИ (май-июнь 2017 года)

Из старых дневниковых записей героя повести "И ЗДЕСЬ ХОЛОДНО . . ."

Глава 2 "Тетрадь Валевского"

Формирующая Сущность Вселенной 19.08.79.
Когда астрофизики говорят об ограниченности Вселенной, они обычно имеют в виду наличие Ее Начала - точки сингулярности, заключавшей в себе Пространство и Время на момент Большого Взрыва, и Конца - второй точки, в которую Пространство и Время могут свернуться в результате схлопывания Вселенной - коллапса. Альтернативным коллапсу вариантом рассматривается возможность бесконечного развертывания Вселенной до полного угасания всех галактик, всех звезд...
Если принять за догму, что Бытие не выходит за рамки нашей Вселенной, то получится жуткая картина - тоннель, стены которого, Пространство и Время, не позволяют никому вырваться из его темноты; в начале тоннеля - обвал, а в конце - тупик. И отдельный Человек, и все Человечество, и Вселенная - обречены. Жизнь бессмысленна, ибо смерть торжествует повсюду и окончательно - ей суждено принять последний вздох Человека и поглотить последний луч Вселенной.
Однако, стоп! Догмат об ограниченности Бытия Временем и Пространством не только не имеет научных доказательств, но и опровергается множеством фактов. Почему мы должны слепо верить, что вот за этой занавеской слева - стена? И за той, справа? Разве колебание занавесок не говорит о том, что воздух движется? Значит, должны быть открытые окна, двери... Значит, та большая комната, в которой мы все вместе живем, вовсе не камера смертников, где грустя и веселясь каждый ждет своего часа, а часть благоустроенного жилища.
Начало... Задолго до того, как с помощью Теории Относительности астрофизикам удалось доказать факт расширения Вселенной, Платон и Аристотель ввели в философию понятие Первопричины - причины всей последующей цепочки причин и следствий.
- А что было Причиной Первопричины? - лукаво вопрошали и вопрошают скептики, разбивая об этот вопрос все объяснения философов-идеалистов, включая таких корифеев, как Лейбниц и Вульф.
Разбирая этот вопрос сегодня, можно констатировать следующее:

Действие законов логики в окружающем нас пространственно-временном континууме, в том числе, действие закона причинно-следственных связей, обусловлено тем, что Вселенная расширяется, то есть стрела Времени движется, движется внутри самой Вселенной в одном направлении - от причины к следствию, от настоящего к будущему.
В момент Большого Взрыва, положившего Начало существования Вселенной, Пространство и Время были сфокусированы в одной точке, по отношению к которой понятия "было", "есть", "будет" - не применимы. Не она (эта точка) находится во Времени, а Время и Пространство заключены в ней. Этой точки, следовательно, нет, не было и не будет во Времени и Пространстве. Законы логики могут вплотную приблизить нас к ее пониманию, но никогда не раскроют ее загадочности. Бесконечно-близкий к моменту Большого Взрыва отрезок времени - предел постижения Вселенной при помощи законов логики, законов пространственно-временного мира.
Таким образом, сама постановка вопроса о том, что было Причиной Первопричины, - абсурдна. Абсурдно, аналогично вышесказанному, рассуждать о Первопричине, как о чем-то существовавшем ранее Большого Взрыва. Говорить о существовании чего-либо можно лишь помещая предмет обсуждения в пространственно - временные рамки. Первопричина, лежащая вне Времени и Пространства, не может иметь ни длительности, ни протяженности. С точки зрения "внешнего" наблюдателя - Она не существует. Для наблюдателя, находящегося внутри разворачиваемых Ею Пространства и Времени - Она вечна и неизменна. Она была, есть и будет, относительно заключенного в ней Времени и Пространства, некой Формирующей Сущностью (далее в тексте - Ф.С.). Таким образом, даже оставаясь в рамках логического, пространственно-временного, мышления, неизбежно приходишь к выводу, что Бытие не ограничено Временем и Пространством. Более того, безграничность Бытия является главным условием существования нашей пространственно-временной Вселенной.
Поскольку любые логические определения задаются и связываются между собой лишь в пределах логического, пространственно-временного мира, сформулировать такое определение для Ф.С. невозможно. Ф.С. не является ни частью, ни целым, ни единицей, ни множеством, ни следствием чего-либо...
Формирующая Сущность - сущность, не поддающаяся описанию в четких понятиях и категориях пространственно-временного мира, воздействующая на этот мир, без ограничений во Времени и Пространстве, по законам Чуда (начало любого воздействия выходит за пределы логических построений и поэтому не может иметь логического объяснения), познание которой требует применения других, отличных от Логики, законов.

Некоторые выводы.
1. Процесс воздействия Ф.С. на Вселенную - реальное понятие, его реальность подтверждается самим фактом существования расширяющейся Вселенной. Поскольку процесс воздействия не ограничен Временем и Пространством, то, следовательно, он длится вечно и повсеместно.
2.Попытки ограничить время воздействия моментом Большого Взрыва равносильны попыткам ввести Ф.С. в систему пространственно-временных координат, что не соответствует истине, исходя из сути данного Ей выше определения*.

*Указанные попытки являются источником фаталистических взглядов на процесс развития Вселенной - все предопределено еще в Первопричине, движется от причин к следствиям, и даже Человек является частью гигантского автомата, действующего в полном соответствии с заданной во время пуска программой. Все чудеса человеческой гениальности сводятся к бессмысленной шутке - саморазвитию голой материи. Понятие Свобода - насмешка и ничего более.

Необходимые примечания к определению Ф.С. 10.09.79.

"Смешно утверждать, что устройство мира не доказывает существования верховного Создателя"
Вольтер
"Моя религия - это глубоко прочувствованная уверенность в существовании Высшего Интеллекта, который открывается нам в доступном познанию мире"
Альберт Эйнштейн

Размышляя о Ф.С., я невольно сравниваю это введенное мной понятие с тысячелетиями существовавшим у всех племен и народов понятием "Бог". Я нахожу между этими двумя понятиями много общего, но между ними имеются и различия. Одно из них в том, что оперируя понятием " Ф.С.", я не затрагиваю религиозных чувств людей - надо мной не довлеет необходимость рассуждений о подлинности религиозных мифов, постулатов; меня не тяготит груз церковных традиций, обрядов, обычаев... Кроме того, понятие "Бог", нематериальное по своей сути, обычно предполагает наличие множественности в нематериальном мире, так как во всех религиях либо существует много Богов, либо наряду с понятием "Бог" существуют понятия "Дьявол", "Ангел", "Черт" и т. п.. Различия в отображениях нематериальных, нелогичных понятий, в рамках материального мира, закономерны и говорят лишь о множественности подходов, множественности видов связей между нелогичными и логичными мирами, осуществляемыми через посредство человеческих личностей, каждая из которых, в свою очередь, имеет свой уровень знаний, образования, свои устоявшиеся взгляды, обычаи, свой характер...
Доказательства неправомерности перенесения логических категорий ( а категория "Множественность" именно такая) на понятия, выходящие за рамки пространственно-временного континуума, приведены в рассуждениях о Ф.С. от 19.08.79.
Поэтому, да простят меня братья по разуму, в своих дальнейших мысленных исследованиях я буду оперировать введенным мной термином Ф.С., а термины "Бог", "Дьявол", "Ангел" и т. п. использовать только при описаниях тех или иных связей человеческой личности с Ф.С.

Свобода Добра и Зла. 04.11.79.

Мысли, идеи, планы не должны носить принудительного характера по отношению к человеческой личности. Какими бы нужными и возвышенными они не казались.
Свобода должна быть безотносительной. Свобода делать Добро немыслима одна, сама по себе, без свободы делать Зло. Ограничение одной из них неминуемо ведет и к ограничению другой. В идеальном обществе Человек должен быть полностью свободен в выборе Добра и Зла. Только лишь высота духовного развития будет удерживать его от свершения Зла, но никак не страх наказания.

Событийное 20.01.80.

Впервые за время ведения тетради я решаюсь коснуться в ней событийного круга жизни, ибо волна событий просто захлестывает меня с головой, не оставляя возможности в той же степени, как раньше, удерживаться на философском и социальном кругах размышлений.
Вчерашнее мое выступление на профсоюзном собрании довело парторга до "гневной отповеди диссиденту". Дело пахнет увольнением и судебным процессом за "клевету на Советский строй". Ни то, ни другое мне не нужно, поэтому постараюсь здесь определиться в своих возможных дальнейших действиях.

Актив.

1. Правда за мной, и это известно всем.
2. Мои расчеты стоимости содержания институтом партийной организации даже занижены - не учтены затраты нашего института на оплату труда художника по оформлению, согласно заказам парторга, восхваляющих партию плакатов, лозунгов, стендов и т.п. Не учтены разовые премии, которые парторг получает от института, не принимая никакого участия в научных разработках.
3. Авторитет парторганизации расшатываю не я, а те, кто содержит ее за мой счет без моего согласия.
4. Меня ценит руководство института как грамотного специалиста. Начатая нашей группой разработка, по мнению самого Рекунова, "представляет исключительную ценность для народного хозяйства страны"

Пассив.

1. Парторг, не умеющий даже рейсфедера в руках держать, но содержащийся на ставке старшего инженера-конструктора, давно считает меня своим личным врагом и коль решился идти в атаку, то пойдет на любые подлости.
2. Предложения о переходе на самофинансирование парторганизации не встретит поддержки и у рядовых коммунистов. Кому охота из своего кармана платить деньги на содержание парткабинетов, на агитацию, пропаганду, на содержание того же самого парторга?
3. Остальные сотрудники института открыто предпочтут не вмешиваться. Рассчитывать можно только на то, что люди под разными предлогами будут отказываться от чтения по заготовленным парторгом бумажкам обвинений в мой адрес.
4. Извиняться за то, что сказал правду вслух, я не намерен.

Выводы.

Не горячиться. Я смог заявить о том, что мне неприятно, когда меня грабят. Я смог не унижаться ложью. Это главное. Остальное должно быть делом совести тех, с кем рядом я работаю.

Человек - образ и подобие Бога 25.01.80.

Изучая тексты Библии или других священных книг невольно обращаешь внимание на антропоморфизм Бога. Он радуется, гневается, любит и ненавидит точно так же, как делаем это мы, люди. Бог живет во времени и пространстве, отдает предпочтение в своих привязанностях тому или другому народу, но в то же время Он является Творцом Вселенной, может изменять пространство и время по своему желанию. Это говорит о том, что образ Бога в священных книгах создавался исходя из опытов общения с Ф. С. людей самых различных взглядов, национальностей, культур. Антропоморфизм Бога не унижает его, а призван наиболее доступным для понимания простых людей способом показать общность между Богом и Человеком. Бог в священных книгах выступает как синтез нескольких понятий и, прежде всего, как позитивное по отношению к Человеку проявление Ф.С. внутри своего творения - пространственно-временного мира. Излишне доказывать, что на понятие самой Ф.С. мы не вправе произвольно переносить чисто человеческие качества: быстрота мышления, смелость, трусость, ревность, обидчивость, ибо все эти качества предполагают взаимоотношения субъектов в пространственно-временном континууме. Но в то же время сами контакты человека с Ф.С. возможны благодаря тому, что сознание человека так же не вмещается в тесные рамки пространства-времени, имеет нематериальную природу - может мгновенно переноситься из прошлого в будущее, одновременно быть в нескольких местах, конструировать идеальные объекты, которых не существует во Вселенной. Сознание невозможно измерить по физическим понятиям длины, ширины, массы, температуры, давления. Невозможно найти в материальном мире его причину. Оно не является частью чего-либо и не делимо, в свою очередь, на части.
Вышесказанное позволяет сделать один непреложный вывод:
Сознание, будучи нематериально по своей сути, является подобием Ф.С..

Событийное 27.01.80.

Самый простой способ затормозить развитие государства - провозгласить идеи, лежащие в основе его устройства, непогрешимыми, а всех сомневающихся в этом преследовать как государственных преступников.

В событийном круге я схватку проиграю, но отказаться от схватки - значит потерпеть поражение в более высоких кругах.

Что есть "Я" ? 28.01.80.

Мое тело является частью этого мира. Оно воспринимает своими органами чувств потоки информации, идущие от окружающего материального мира, и передает эти потоки для последующей переработки и принятия решений моему сознанию.
Сознание помогает телу выжить в этом мире. Но оно помогает телу выжить не потому, что выживание тела - смысл существования человеческого сознания, а потому, что тело необходимо сознанию для его внутренней связи с материальным миром, связи, осуществляемой внутри пространственно-временного континуума. Чтобы не прервалась эта связь, не нарушились ее отдельные каналы, сознание обязано заботиться о здоровье тела. Говорить о том, что сознание - "высшее свойство материи", то есть моего тела, так же абсурдно, как утверждать, что тело - частичка моего сознания. Мое тело - частичка биосферы Земли, а сознание являет из себя образ и подобие Ф.С.. Неразрывно связанные в единое целое сознание и тело - это Я, Кирилл Валевский.

ПОЛНОСТЬЮ КНИГА БУДЕТ ДОСТУПНА В ИНТЕРНЕТ МАГАЗИНАХ ПОСЛЕ ЕЕ ПУБЛИКАЦИИ (январь 2018 года)


Книгу планируется издать в январе 2018